Это ужасно: Подмосковный нокдаун 12 декабря 1941 года весь мир, затаив дыхание, слушал по радио сообщение Совинформбюро Провал немецкого плана


 
Я знаю, зачем нужны эти кнопки. А ты? Тогда поделитесь с друзьями!




10 апреля 2016 - Funny
Это ужасно:  Подмосковный нокдаун 12 декабря 1941 года весь мир, затаив дыхание, слушал по радио сообщение Совинформбюро Провал немецкого плана
Подмосковный нокдаун

12 декабря 1941 года весь мир, затаив дыхание, слушал по радио сообщение Совинформбюро «Провал немецкого плана окружения и взятия Москвы».

Это была первая основательная заявка на то, что тогдашнему европейскому союзу, сколоченному Гитлером, СССР не сломить

В сообщении Совинформбюро говорилось: «С 16 ноября 1941 года германские войска, развернув против Западного фронта 13 танковых, 33 пехотных и 5 мотопехотных дивизий, начали второе генеральное наступление на Москву... До 6 декабря наши войска вели ожесточенные оборонительные бои... 6 декабря 1941 г. войска нашего Западного фронта, измотав противника в предшествующих боях, перешли в контрнаступление против его ударных фланговых группировок. В результате начатого наступления обе эти группировки были разбиты и поспешно отходят, бросая технику, вооружение и неся огромные потери».

Зимой 1941 года в Подмосковье наши войска впервые в массовом количестве захватили у противника военные трофеи, которые тут же стали успешно использовать в бою. В ходе битвы под Москвой в период с 16 ноября по 10 декабря 1941 года противник потерял 870 автомашин, 1434 танка, 575 орудий, 339 минометов, 5416 пулеметов и десятки тысяч автоматов и винтовок. Впервые перед нашими войсками возникла задача по утилизации и боевому использованию этих трофеев.

- До этого в Красной армии не было специальной службы, которая бы занималась сбором и оприходованием трофеев на поле боя, – рассказал мне член Международной ассоциации историков Второй мировой войны, доктор исторических наук полковник Юрий Рубцов. - В тыловых структурах армий имелись эвакоотделы, которые занимались в основном перемещением в тыл отступающих войск собственной техники. В ходе Московской битвы, когда противник бросал на полях сражений большое количество вооружения и имущества, стало ясно, что эвакоорганы не готовы к решению такой задачи, как сбор трофейного оружия. Командирам соединений на первых порах пришлось создавать нештатные команды по сбору и эвакуации трофеев. Лишь 23 марта 1942 года было принято постановление ГКО "Об организации сбора и вывоза трофейного имущества и лома черных и цветных металлов". Им вводилась система трофейных органов снизу доверху со специальными частями и учреждениями. В соответствии с этим постановлением при ГКО были созданы Центральная комиссия по сбору трофейного вооружения и имущества под председательством маршала Советского Союза Семена Буденного и Центральная комиссия по сбору черных и цветных металлов в прифронтовой полосе под председательством Николая Шверника. В Главном управлении тыла сформировано Управление по сбору и использованию трофейного оружия, имущества и металлолома, а во фронтах и общевойсковых армиях - аналогичные отделы в составе 8-12 человек. В дивизиях - отделения трофейного имущества и сбора металлолома. Управлениям тыла фронтов и армий предоставлялось право привлечения местного населения и автогужтранспорта для организации сбора и вывоза трофейного вооружения, имущества и металлического лома, а также производить премирование командного и рядового состава подразделений, отличившихся в проведении сбора металлического лома, из средств, выделяемых Наркомчерметом и Наркомцветметом. Был установлен фонд премирования в размере 15% от стоимости отгруженного лома черных и 5% от стоимости отгруженного лома цветных металлов.

В дальнейшем в связи с расширением наступательных операций трофейная служба совершенствовалась и укрупнялась. В 1943 году при ГКО был создан Трофейный комитет во главе с Маршалом Советского Союза Климентом Ворошиловым. На фронтах и в армиях формировались все новые и новые спецчасти для вывоза трофеев в тыл. Например, железнодорожные эвакопоезда, в каждом из которых имелись команда из двухсот человек и двадцать мощных тракторов-тягачей. Они были оснащены также подъемно-такелажным и водолазным оборудованием. Формировались отдельные эвакоподъемные отряды для выполнения сложных подъемно-такелажных работ, особенно по извлечению затонувшей или застрявшей боевой техники.

В Московской битве впервые в истории наших Вооруженных сил началось массовое использование в боевых действиях трофейного вооружения, в первую очередь, стрелкового оружия.

- Начало войны, как известно, было связано с чрезвычайно большими потерями в личном составе и вооружении, – рассказал мне руководитель Института военной истории полковник Иван Басик. - Убыль вооружения в РККА за июнь—декабрь 1941 года составила: винтовок и карабинов — 5 547 000, пистолетов и револьверов — 454 100, пистолетов-пулеметов — 98 700, ручных пулеметов — 135 700, станковых пулеметов — 53 700, 12,7-мм пулеметов — 600. Поэтому в первых же контратаках бойцы и офицеры стремились пополнить свой арсенал оружием противника. И хотя впоследствии, когда войска были полностью обеспечены советским оружием, и руководящие документы стали требовать сдачи трофейных боевых средств, многие офицеры все равно стремились иметь в своем личном арсенале «нештатный» наган или «шмайсер».

Что касается бронетанковой техники врага, то она после Московской битвы наиболее интенсивно использовалась на Западном фронте, в тылу которого имелась довольно мощная промышленная база в Москве и Подмосковье, где велся ремонт трофейной матчасти.

На Западном фронте, кроме многочисленных отдельных боевых машин, действовали и целые подразделения, оснащенные трофейной техникой. Пик применения трофейной техники приходится на 1942-1943 годы. Для облегчения ее эксплуатации в войсках в это время были изданы: «Памятка по использованию трофейных немецких боевых и транспортных машин», «Руководство службы по использованию трофейного танка Т-III» и «Руководство службы по использованию трофейного танка «Прага».

Во ходе Московской битвы в составе Западного фронта было сформировано минимум два батальона трофейных танков, которые в документах значатся как «отдельные танковые батальоны литер «Б». Один из них входил в состав 31-й армии ( 9 Т-60 и 19 немецких, в основном Pz. Kpfw. III и Pz. Kpfw. IV), а другой — 20-й армии (7 Pz. Kpfw. IV, 12 Pz. Kpfw. III, 2 «Артштурма» (StuG III) и 10 чехословацких 38(t). Батальоном 20-й армии командовал майор Небылов, поэтому в документах он иногда называется «батальоном Небылова». Чуть позже в составе 33-й армии Западного фронта появилась 213-я танковая бригада, имевшая на вооружении 4 Т-34, 11 Pz. Kpfw. IV, 35 Pz. Kpfw. III.

Интересно, что какого-либо общего приказа или постановления ГКО о боевом использовании трофейного оружия не было. Командиры на местах сами принимали такое решение. В зависимости от количества исправной матчасти, данная техника действовала в составе отдельных рот или батальонов трофейных танков, создаваемых в инициативном порядке, а также включалась в состав штатных танковых подразделений Красной армии. Захваченные танки эксплуатировались до тех пор, пока хватало горючего, боеприпасов и запасных частей.

Достоверно известно также об использовании фашистских танков для создания советской техники. Например, СУ-76и — советская самоходно-артиллерийская установка класса штурмовых орудий устанавливалась на базе захваченных Красной армией немецких танков Pz Kpfw III. Индекс «и» в обозначении СУ-76и обозначает иностранную базу для самоходки. Машины этой марки серийно выпускались на Мытищинском машиностроительном заводе № 37. Производство СУ-76и было остановлено в конце ноября 1943 года, поскольку поток захваченных шасси немецких танков старых образцов к тому времени заметно сократился. Всего было выпущено 201 САУ СУ-76И, которые ввиду малочисленности и трудностей с запасными частями довольно быстро исчезли из Красной армии. В настоящее время сохранилось два экземпляра СУ-76и - один на открытой экспозиции Музея на Поклонной горе в Москве, второй - на постаменте в городе Сарны (Ровенская область, Украина).

Известно также немало случаев использования, особенно в целях ведения воздушной разведки, трофейных фашистских самолетов. А уж трофейные автомобили провезли наших бойцов через всю Европу. По данным Института военной истории, к концу войны из всего автомобильного парка Красной армии 9% (60 626 единиц) составляли трофейные автомашины.

За годы Великой Отечественной войны, по данным профессора Академии военных наук Владимира Ворсина, трофейная служба вывезла с передовой 24 612 танков и САУ, которых хватило бы для укомплектования 120 немецких танковых дивизий. 72 204 орудия, захваченных на полях сражений, могли бы составить артвооружение 300 пехотных артиллерийских дивизий. Кроме того трофейная служба собрала и отправила в тыл 6 008 285 тонн металлолома, в том числе 165 605 тонн цветного. Было отгружено 507 294 тонн лома, пригодного для производства черных и цветных металлов. Много это или мало, можно судить по тому, что для получения 1 тонны стали из чугуна необходимо было переплавить 25 тонн руды и израсходовать 2 тонны кокса. Для получения же 1 тонны стали из металлолома не требовалось ни руды, ни кокса, а лишь 690 килограммов металлолома, 460 килограммов чугуна и 80 килограммов флюса.
Рейтинг: 0 Голосов: 0 293 просмотра

Комментарии